Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Как сейчас – невозможно

С 2014 года, когда все радовались аннексии Крыма, им разрешили выезжать только в безопасные страны. С тех пор каждый год Министерство внутренних дел выпускает приказ со списком безопасных мест. И каждый год мир становится все опаснее, а список стран все короче. В канун 2018-го он сократился так, что его легко выучить наизусть. Это, конечно, еще не последняя капля, но, как рассказал «Новой» один из полицейских, он и его коллеги готовы потянуться на выход. Но сначала – проголосовать 18 марта. Совсем не так, как думают авторы списка безопасных стран.

В конце 2017 года, когда россияне паковали чемоданы, чтобы провести праздники вдали от салатов, телевизора и новогоднего обращения, Министерство внутренних дел выпустило распоряжение за номером 1/2567. Документ предписывал сотрудникам полиции «в период отпусков» ездить только в те страны, где «военно-политическая, криминогенная, природно-климатическая и санитарно-эпидемиологическая обстановка обеспечивает безопасное пребывание». К приказу прилагался обновленный перечень.

Оперуполномоченному Кириллу за тридцать. Он работает «на земле» – в одном из отделов уголовного розыска в Петербурге. У него непрофильное высшее образование и погоны старшего офицера (звание он просил не уточнять). Когда-то он, как и другие коллеги, любил с женой ездить в отпуск в страны, куда перелет стоит дорого, но где дешевый отдых. Потому что МВД оплачивало дорогу и сотруднику, и члену его семьи. После реформы МВД «лафа» с оплатой дороги кончилась. Зато им повысили зарплаты, и теперь Кирилл получает 45 тысяч рублей. С тех пор зарплаты полицейским не индексировали.

– После реформы многие старались накопить денег и раз в год куда-то с семьей съездить, – говорит Кирилл. – Отдыхать-то надо, семья просит. А поехать в ту же Турцию, где «все включено», или в Крым – деньги сопоставимые, а отдых совсем разный.

Сначала в Турцию разрешалось. В 2015 году можно было даже в одно государство Еврозоюза – почему-то Латвию. Можно было и в Египет.

В 2016-м, после начала сирийской кампании, сбитого турками самолета и авиакатастрофы над Синаем, МВД все еще считало Турцию, Египет, Марокко и Тунис странами вполне безопасными, вместе с Мьянмой и Никарагуа. В 2017-м исключили Тунис, Египет и Турцию, как и Никарагуа. Зато добавили «безопасную» Палестину.

В список на 2018 год попало всего 13 стран. Самые, по версии МВД, безопасные в мире страны – с точки зрения «военно-политической, криминогенной, природно-климатической и санитарно-эпидемиологической обстановки» – Абхазия, Азербайджан, Армения, Беларусь, Вьетнам, Казахстан, Киргизия, Китай, Куба, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Южная Осетия. Остальной мир российскому полицейскому противопоказан.

– Когда ограничение только вводили, в 2014-м, народ был уже недоволен, – вспоминает Кирилл. – Одно дело, если у тебя секретность, но большинство сотрудников с секретной информацией дела не имеют.

Пошли недовольство и ропот. Сначала в узком кругу, но по мере сокращения списка ропот стал выплескиваться за пределы кабинетов.

– Нет, только из-за этого никто не увольнялся, – машет рукой Кирилл. – Но когда встает вопрос, продолжать ли службу, это становится дополнительным фактором.

Теоретически можно было ездить втихую. На паспортном контроле никто полицейских не отлавливал. У них просто забрали загранпаспорта.

– Твой загранпаспорт должен лежать в сейфе в отделе делопроизводства и режима – в ОДИРе, – объясняет Кирилл. – Если ты его не сдал и дома хранишь, могут привлечь к дисциплинарной ответственности. Я знаю людей, которые получили строгий выговор за то, что не сдали паспорт. Если едешь куда-то – на границе ставят в паспорт печать. Потом сдаешь паспорт в ОДИР – получается, ты сам на себя настучал.

Провинции это коснулось в меньшей степени. В маленьких городах, где средний житель зарабатывает тысяч десять-пятнадцать, полицейский – кум королю. Можно и без заграницы обойтись. Но никто не ожидал, что это всерьез разозлит полицейских в крупных городах.

– Есть, конечно, люди, для которых весь отдых – охота, рыбалка и бутылка водки, – пожимает плечами Кирилл.

Не поверишь, и в полиции есть интеллектуальный слой, люди с высшим образованием. Те, кому интересно посмотреть европейскую культуру, старинные замки, музеи.

Именно этот «культурный слой» полиции и начал посматривать на выход.

– Что такое – когда профессионалы уходят? – замечает Кирилл. – Это нераскрытые преступления. Думаешь, откуда берутся в полиции садисты? Во-первых, из-за гонки за показателями, «срубить палку» надо любой ценой. Во-вторых, если профессионалов не остается, остаются те, кто считает, что признание – царица доказательств.

Кого-то из коллег, добавляет он, уже сманили в Следственный комитет. Почему-то подчиненным генерала Бастрыкина можно травиться в санитарно-эпидемиологически и криминогенно опасных странах.

Такой же список, как для МВД существует для Росгвардии. А у военных и чекистов ограничения еще жестче, им вообще никуда нельзя. Но их лояльностью, по мнению Кирилла, дорожат сильнее – для чекистов, военных и росгвардейцев предусмотрены «пряники», каких нет у полицейских.

– У ФСБ, у армии, у Росгвардии, которая фактически та же армия, есть реальная возможность получить жилье, – объясняет Кирилл. – У них есть военная ипотека, они могут получить субсидии. А у нас – единая очередь, которая идет много-много лет. В каждом управлении очередь – десятки человек, а дают в год какие-нибудь две квартиры. Я посчитал: мне для получения квартиры надо прослужить еще 30 лет.

В бюджете на 2018 год предусмотрены расходы на целевую госпрограмму «Обеспечение общественного порядка и противодействия преступности». Из 11,4 млрд рублей, выделенных на нее, 7,3 млрд пойдут, сообщает РБК, на зарплату руководства МВД «в сфере управления органами внутренних дел и обеспечения подготовки кадров». Фонд зарплат полицейских «на земле» будет урезан на 8,9 млрд.

– Так что уходят полицейские, конечно, не только из-за закрытой заграницы, – усмехается Кирилл. – Хотя для многих именно это стало последней каплей.

Через два месяца полицейские, отдохнувшие в безопасном Таджикистане и на курортах Туркмении, будут выбирать президента.

– Пойду ли я голосовать за Путина? – удивляется вопросу Кирилл. – Я пойду, но не за Путина. У меня в системе реально мало знакомых, которые за него будут голосовать. Это как голосовать за то, чтобы осталось все как сейчас. А как сейчас – это уже просто невозможно.

Источник: novayagazeta.spb.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях..

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования